RSS

Городской портал госуслуг
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

К 70-летию Великой Победы: особая судьба Бабкена Григорьянца

03.02.2014
Участник войны Бабкен Григорьянц Вартанович награжден орденами Отечественной войны 1 и 2 степеней, орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За взятие Кенигсберга». Так Родина высоко оценила мужество и бесстрашие рядового стрелкового полка. Но все послевоенные годы наш герой считает, что его главная награда — жизнь. Ему повезло: он прошел почти всю войну, вернулся домой, завел семью, получил степень доктора геолого-минералогических наук.
В ряды Красной Армии Бабкена Григорьянца призвали в октябре 1940 года, после окончания с отличием средней школы города Баку. Новобранцев направили служить в Монголию. Вскоре началась война, перевернувшая жизнь страны и всех ее граждан.
В конце 1941 года в часть, где служил Бабкен Григорьянц, приехали представители военного пехотного училища: шло формирование стрелковых частей действующей армии. Среди добровольцев, которым пред стояло срочно отправиться на обучение в Забакайлье, был и Бабкен.
«Обучение в Сретенском военном училище было недолгим, всего около двух месяцев, — вспоминает ветеран. — Затем курсантов-минометчиков отправили эшелоном в Калужскую область. Здесь в начале марта 1942 года у маленькой опустевшей деревушки, название которой не сохранилось в памяти, я принял первое боевое крещение. Фашисты вели по нашим позициям ураганный артиллерийский и минометный обстрел. Мы с ребятами с горечью вспоминали о брошенных во время пешего марша саперных лопатках: приходилось зарываться в снег, разгребая его руками».
После трех дней боев за «безымянную» деревушку из сорока сретенских курсантов невредимыми остались только два человека, в том числе и Бабкен.
Летом 1942 года Бабкен Григорьянц принимал участие в боях под Ржевом, а затем в составе 252‑го полка 83‑й гвардейской стрелковой дивизии в сражении севернее реки Жиздры.
«В июле 1943 года наша 83‑я гвардейская стрелковая дивизия в составе 11‑й гвардейской армии, которой в то время командовал генерал Иван Баграмян, принимала участие в Орловской стратегической наступательной операции. Она была проведена с 12 июля по 18 августа 1943 года во время Курской битвы для окончательного разгрома группировки противника под Орлом. Наша армия должна была отсечь дугообразный клин, образованный группировкой немецких войск, рвущихся на восток», — вспоминает Бабкен Григорьянц.
Человек, прошедший войну, наверное, запоминает каждый ее день, наполненный болью, горечью и неизвестностью… Но есть события, которые крепче других врезаются в память. Для Бабкена Григорьянца это день 26 июля 1943 года. Он вспоминаете: «Это был летний, безоблачный день. Над нашими позициями развернулся воздушный бой: советский истребитель сражался с четырьмя немецкими мессерами и был подбит. Никогда не забуду, как машина камнем полетела вниз и взорвалась при ударе о землю. Спустя некоторое время после этого на линии фронта начались перемещения. От командира я получил задание немедленно бежать в располагавшийся по соседству дивизион «Катюш» и передать приказ немедленно открыть огонь по участку, отмеченному на карте. Добраться до дивизиона было непросто: поле простреливалось с обеих сторон, то и дело пролетали реактивные снаряды, разрывались мины, свистели пули. До сих пор удивляюсь, как мне удалось добраться до места и выполнить приказ». За успешное выполнение этого задания Бабкен Григорьянца был награжден орденом Отечественной войны 2-ой степени.
Впереди были бои за освобождение Белоруссии, форсирование реки Березина. За освобождение города Городок 83‑я гвардейская дивизия получила название Городской.
Зимой 1945 года дивизия вела бои в Восточной Пруссии. По воспоминаниям ветерана, природа этих мест удивительно красивая. Недалеко от Кенигсберга находится Роминтенский лес или, как его называли, «роща Геринга». В Роминтене отдыхала европейская аристократия и бизнес элита. Участие в королевской охоте на «роминтенского оленя» считалось одним из самых дорогих и престижных светских мероприятий. Охотился здесь и Герман Геринг.
«Нашему полку предстояло брать хорошо укрепленный форт Канитц, окруженный системой ДОТов и ДЗОТов. Первые зимние попытки подойти к городу Кенигсбергу, преодолев линию укреплений, оказались безрезультатными, — говорит Бабкен Вартанович. — Эта немецкая цитадель пала в апреле. Гарнизон форта Канитц во главе со своим начальником сдался без боя, и для нас война была практически завершена. В небольшом городке Велау, в нескольких десятках километров от Кенигсберга мы встречали День Победы. В эту ночь с 9 на 10 мая мы практически не спали, ликовали и пытались осознать, поверить, что остались живы в этой беспощадной войне».
После демобилизации в июне 1946 года Бабкен Григорьянц поступил в Московский геолого-разведочный институт, затем перевелся в Азербайджанский индустриальный институт имени М. Азизбекова. В декабре 1951 года, получив диплом с отличием и квалификацию горного инженера-геофизика, он с головой окунулся в работу: ездил в геолого-разведывательные экспедиции по поискам месторождений нефти и газа на территории страны, вел научные разработки.
Более 20 лет он работал старшим лаборантом в отделе региональной геологии Института геологии имени И. М. Губкина Академии наук Азербайджанской ССР под руководством профессора Виктора Хаина. В декабре 1955 года он защитил кандидатскую диссертацию, а через 15 лет — докторскую. В 1972 году Б. В. Григорьянцу была присуждена ученая степень доктора геолого-минералогических наук.
Во второй половине 80‑х годов в Баку распри, вызванные сложностями межнациональных отношений, набирали обороты. И 18 января 1990 года в числе армян-беженцев Бабкен Григорьянц вместе с семьей был вынужден перебраться в Москву. В столице его вскоре утвердили ведущим научным сотрудником кафедры геологии Московского института нефтехимической и газовой промышленности им. Губкина. Здесь он продолжил заниматься исследовательской деятельностью, связанной со структурным контролем нефтегазоносности в земной коре.
У ветерана войны множество научных трудов — 180 публикаций, в том числе пять монографий. Бабкен Григорьянц имеет свою, отличную от официальной, точку зрения на разведку новых месторождений нефти и газа. Некоторые его идеи идут вразрез с официальной геологической наукой. Ученый пытается доказать наличие связи между сильными проявлениями сейсмичности и геологическими процессами (автономное складкообразование, формирование жильных зон нефтегазонакопления), протекающими в верхней, доступной для современной техники бурения, части земной коры.
«Я верю, что зоны нефтегазонакопления жильного типа будут выявлены во многих регионах, перспективных с точки зрения нефтегазоноскости, — пишет Бабкен Григорьянц в своей книге «Жизненные коллизии геолога». — … Будет установлен закономерный характер их развития в земной коре, что с такими зонами связаны проявления сейсмичности. Будет решена проблема, если отпадут всякие сомнения в наличии прямой связи между сейсмичностью и газоноскостью и в необходимости заниматься предотвращением землетрясений, а не бесплодными поисками возможностей их прогнозирования».
Сегодня в возрасте 91 года Б. В. Григорьянц активно отстаивает свою альтернативную точку зрения, принимая участие в международных научных конференциях. Написанная к 65‑летию Победы в Великой Отечественной войне книга исследовательского характера «Жизненные коллизии геолога»,
по его мнению, представляет интерес не только для широкой публики, но и для специалистов, занимающихся поиском полезных ископаемых на территории России и Азербайджана, для специалистов МЧС. Освоив современные компьютерные технологии, ветеран с увлечением занимается продвижением своих научных идей в интернете. В этом ему помогает молодое поколение — дети и внуки.

Людмила Рассудихина

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати